Category: транспорт

Как узнать, что вы долбоёб: вы тонируете стёкла не от любопытных глаз, а "от солнца"

 

В Москве пять месяцев в году лежит снег. Солнца мало, от этого у людей низкий рост, кривые ноги, гнилые зубы. Но стоит солнышку чуть обогреть московскую землю, как особо одарённые психическим недугом владельцы общественного автотранспорта начинают клеить на стёкла тонирующую плёнку. Особо клинический случай — когда в северных широтах тонировка является не сезонной (например, временной плёнкой на стекло), а постоянной, то есть тонированными являются сами стёкла. От жара солнца такие стёкла, как и от бликов солнечных лучей, как не спасали так и не спасают, только у пассажиров начинает болеть голова от того, что через такие тонированные стёкла даже самая замечательная погода кажется предгрозовой, будто вот-вот пойдёт дождь, что, естественно, не добавляет организму гормонов радости, а даже наоборот — бессознательно угнетает и печалит. А что видит пассажир в пасмурный или дождливый день? Если в яркий, солнечный день у него, при взгляде сквозь затонированные стёкла, впечатление, что сейчас хлынет ливень, то при отсутствии солнца или тучах на небе бедный пассажир при взгляде на улицу через окно будет испытывать острое желание повеситься. Всё это ещё усугубляется тёмным временем суток, когда наступает естественный дефицит освещённости. Если тонированными являются сами стёкла, что делать осенью, весной и зимой? А, не дай бог, вечером осенью в дождь?! Зайдя в такой автобус, глядя в окно, сразу застрелиться?

Тонировка стёкол в северных широтах (да и вообще в любых широтах) "от солнца" — это показатель устрой умственной недостаточности затонировавшего. (Кому, блядь, "больно смотреть" на солнце — сука, и так ходят в солнцезащитных очках.) Можно клеить светоотражающую плёнку, чтобы не пропускать тепловые лучи, или плёнку, которая ослабляет солнечные лучи, чтобы они не слепили глаза водителю. Но тонировать просто "от солнца", в особенности пассажирский транспорт — это Кащенко в чистом виде.

 
promo stabrk december 12, 2015 05:22 Leave a comment
Buy for 10 tokens
03.12.2015 г. я разместил заметку « Ешь апельсины, рябчиков — руками, а плов и кускус — не руками». Её интернет-Макаренко главгеру stalic'у, видать, не понравилась оценка его восторгов по поводу того, что мусульманская девочка ест кускус руками, как свинья. Чтобы…

Для привычного звука поезда нужно, чтобы в составе было минимум два вагона

 

Если спросить человека, какие колёса поезда дают знаменитый звук "та-та, та-та!", в 99 случаях из 100 вам ответят, что это колёса начала и конца одного вагона: первое "та-та!" — это колёса начала вагона, а второе "та-та!" — это колёса этого же вагона, но конца.

Это не так.

Иллюзия возникает из-за того, что поезда движутся слишком быстро, и человеку трудно сопоставить быстро идущие друг за другом звуки и нахождение вагона относительно рельсов.

На самом деле, серию "та-та! та-та!" создают колёса двух соседних вагонов (конец одного вагона и начало следующего за ним вагона), потому что расстояния между ними меньше, чем расстояниями между передними и задними колёсами одного вагона. Колёса идут парами, отсюда и такой звук: "та-та!" конца первого вагона и "та-та!" начала следующего за ним вагона.

Когда вы про это читаете — вам кажется, что это элементарно и по-другому-то и быть-то не может. На самом деле, это вовсе не очевидно. Попробуйте спросить своих знакомых — вы всегда услышите неправильный ответ. Но, если вы, как открытие, с восторгом расскажете истинное положение дел, вам скажут, что это очевидно настолько, что не стоит обсуждения.))

 

Мать-мудачка

 

В электричке уставшая мать и мальчик лет семи. Объявляют: "Следующая станция Мытищи". "Мать" решила "пошутить":

— Мудищи...

Мало того, что "шутка", так скажем, недошутка, так ещё и предназначена для более взрослой — и, честно говоря, — невзыскательной аудитории и даже быдла, а уж никак не для ребёнка. Да и вряд ли этот выверт ему будет понятен, тем более, что это как бы смешно.

Что с людьми не так?!

 

Перечитывая «Момент истины» В. О. Богомолова

 



Перечитываю (в который раз!..) на досуге «Момент истины (В августе сорок четвёртого...)» В. О. Богомолова.

В детстве мы стояли на эту книгу друг за другом в очереди в библиотеке. Да, в СССР были очереди!!!))) Вот такие: за изумительными книгами, вкуснейшей колбасой, кремовым сгущённым молоком и прочими радостями полноценной жизни.

Началось всё с того, что кто-то случайно прочёл потрёпанную книжку (по-моему, в ней даже не было первой — жёсткой — обложки) и порекомендовал её своему товарищу. И вот мы уже встречались и спрашивали друг друга: «Ну как? Ты уже читал?..» Также меня удивлял чрезвычайно длинный для обычных названий заголовок: «Момент истины (В августе сорок четвёртого...)» В некоторых изданиях «сорок четвёртого» написано цифрами, а там было буквами — длинно и непонятно. К тому же мы, школьники, не англичане, и потому не воспринимали «44-й» как «1944-й», да ещё и как год (это англосаксы вместо «одна тысяча девятьсот сорок четыре» скажут «девятнадцать — сорок четыре», нам же, школьникам, нужно было разжевать: «одна тысяча девятьсот сорок четвёртый», да ещё и добавить: «год»). Я даже у кого-то специально спрашивал, а что это за «44-го...» )). Мне также было непонятно, как советская атеистическая власть допускает такие фамилии как Богомолов )) и не заменит их на какие другие )).

Книга была «взрослая» (вернее, для школьников старшего возраста, стояла на других полках, куда нам, малышне, заходить было нельзя, но мы её потихоньку «тырили» с «чужих полок» и несли на выдачу :-), но у нас, пацанов, читалась на «ура!» И это без «экшена» и прочей современной херни, где, если нет картинок или полётов в стратосферу через каждые два абзаца, книга считается скучной.


Подобная — счастливая для любой книги — «участь» постигла и (тоже военную, но для детей) повесть Василия Клёпова «Тайна Золотой долины». Дело осложнялось тем, что в книге не было несколько десятков страниц не то с начала, не то с конца )), что немало расстраивало. При этом из аннотации мы также узнали, что есть ещё одна или две части книги (например, «Четверо из России»), но, увы, в нашей библиотеке её не было. Микро-исследование показало, что в современных библиотеках старого здания почти нигде не сохранилось (потому что в уёбищную «Перестройку» библиотеки стыдливо и спешно, при этом неразборчиво избавлялись от «ветхого фонда», заменив настоящую литературу глянцевой порнографией типа женских романов и детективов). Поэтому с радостью узнал, что в последние годы книгу переиздали, так что есть надежда, что она обязательно попадёт в библиотеки и вернётся к своему детском читателю.


Так вот. Есть такой эффект: перечитывая ранее знакомые произведения, но через некоторое время, замечаешь детали, которые не были так выпуклы. Поделюсь некоторыми из них, за которые при свежем прочтении у меня у меня зацепился глаз.


«
Как назло, в этот поздний час в кабинете кроме самого майора находилось еще его начальство — незнакомый мне подполковник из Барановичей. Я представился и был вынужден в двух словах упомянуть, что интересуюсь Шиловичами и Каменкой.

Услышав это, подполковник поднялся и, расхаживая по кабинету, произнес целую речь. Смысл её состоял в том, что Шиловичский массив занозой сидит на территории области и что у них нет сил и возможностей очистить, или, как он выразился, «обезвредить», его. Это дело армии, но, мол, нас это ничуть не волнует, поскольку коммуникации фронта проходят в стороне, что же касается жизни района, безопасности местных жителей и властей, то нам, мол, нет до них никакого дела.

Вот так всегда. Армия считает нас [контрразведку] органами госбезопасности, а органы считают нас армией.
»


Мне почему-то сразу вспомнилось похожее незавидное положение велосипедистов: водители машин, бранясь, считают, что велосипедисты должны ездить строго по тротуару среди пешеходов, а пешеходы, матерясь в свою очередь, полагают, что место велосипедистов — исключительно на трассе среди автомобилей )), или, на крайний случай, под колёсами машин )), а не между ногами шагающих людей )).


«
Андрею достался центр города и базар. Он ходил по улицам, время от времени толкался по базару, присматривался ко всем военным, а заодно и к гражданским, — ни одного похожего лица.

На базаре среди покупателей, точнее, покупательниц, попадались и военные; но более всего там было крестьян.

В порыжелых домотканых маринарках, в платках, картузах и польских форменных фуражках с лакированными козырьками, они теснились у подвод, ходили по рядам, ко всему приценивались, покупали же мало, только что из одежи. Слышалась русская, белорусская, а чаще польская речь.

Продавалась всякая всячина — от картошки и живых свиней до католических иконок и военного обмундирования. На лотках торговцев-профессионалов красовались сотни пачек литовских и немецких сигарет, самодельные пирожные и свечи, конфеты, полукопченая колбаса и булочки; здесь же под яркой заманчивой вывеской «Буфет. Обеды как у мамы!» продавали горячие блюда и ароматный самогон — бимбер.

Частная торговля в освобожденных городах удивляла Андрея: он не мог понять предпринимательства. Буржуи, как он представлял их по книгам и кино, наверно, выглядели точно так, как эти сытые люди за лотками.

Нэп, — авторитетно объяснял Таманцев. — Некоторое оживление частного капитала и спекулянтов. Придёт время, их так прижмут — небо с овчинку покажется!..
»


Лида — крупный промышленный город в западной части Белоруссии. Как написано в Википедии, сегодня «от Лиды до границы с Польшей — 120 километров, с Литвой — 35 километров». Но — заметьте — среди спекулянтов-«нэпманов» основная масса — именно снующие через границу, а также местные поляки, хотя город белорусский и довольно далеко от самой Польши. Это к вопросу, что у преступности нет национальности. Ага, свежо предание.


«
[В парикмахерской] Лейтенант сидел в кресле, и мастер, чернявый узкогрудый старик с большим крючковатым носом, стриг его.
»


Возможно, Владимир Осипович так тактично, но узнаваемо описал, хотя прямо и не называя, что парикмахером был еврей?..))


А вот контрразведчик Андрей Блинов, маскируясь служебными полномочиями военных комендантов, пытается проверить документы, чтобы установить личность подозреваемого, едущего в в пассажирском поезде:

«
С двумя сержантами-патрулями они вышли из барака. Мимо по третьему от них пути, набирая скорость, катились вагоны пассажирского поезда.

— Тю-тю! Поехали, — присвистнул Никитин, останавливаясь, и, указывая рукой, будто обрадованно сообщил: — Вот он, гродненский!

— З-за мной! — крикнул Андрей, подбегая к составу.

Он на ходу вскочил на подножку и, толчком распахнув дверь, поднялся в тамбур; оттолкнув женщину в платке, которая с перепугу кинулась в вагон, он нащупал в темноте ручку стоп-крана и рванул её книзу. Поезд резко затормозил.

В вагоне что-то упало, послышались тревожные возгласы, неистово закричал ребенок. Но Андрей ничего не слышал; спрыгнув на землю, он бежал к девятому вагону.

Пока Никитин объяснялся с подоспевшим начальником поезда, Андрей заглянул в вагон. Железнодорожник сидел в том же купе; теперь он был без плаща и без фуражки. Андрей решил на всякий случай не лезть ему на глаза и, договорившись с Никитиным, начал проверку с другого конца вагона.

Пассажиры в основном были гражданские. Все были разбужены резкой остановкой поезда и судачили по этому поводу; высказывались самые различные предположения. Сержант светил фонарем; Андрей машинально просматривал документы и так же машинально задавал положенные в таких случаях стереотипные вопросы: «Откуда едете?.. Куда?.. Кем выдан пропуск?..» и так далее. Мысленно же он находился в другом конце вагона.

Мандата на право проверки никто не требовал.
»


Вы поняли? Военное время, пусть и глубокий, но это тыл, почти прифронтовая территория. А гражданин СССР мог потребовать у военных мандат на право проверки документов! Мол, «на каком основании, товарищи, проверяете, меня лишний раз беспокоите?!» Это щелбан тем, кто любит «порассуждать» о «тоталитаризме и отсутствии демократии в СССР».



Роман Владимира Осиповича Богомолова «Момент истины (В августе сорок четвёртого...)» я неоднократно упоминал в своих заметках, если кому интересно:
— «Родина. Судьба. Россия.»;
— «Писатель В. О. Богомолов о съёмках фильма „В августе 44-го…“»;
— «„Брызги яда на «Август 44-го…», зе муви“ — И. Кошкин о фильме „В августе 44-го…“ (2000 г.)».



Любите свою родину, граждане. А то книги хорошие, а читать их некому )).

Нумерация веток метро на схеме метрополитена внутри вагона — признак долбоёба

 

Долбоёбы «Дизайнеры», которым по недосмотру доверили развивать схему Московского метрополитена, впадают в грех педантизма, грех импульсивно-компульсивного синдрома, в общем, в грех перфекционизма, когда стремление к максимальной информативности приводит к обратному эффекту — к минимальной осмысленности. Блядь, долбоёбы, зарубите себе на носу: метрополитену не нужна схема «всего и вся» «для всех» (для приезжих, для иностранцев, для марсиан, для конкурса дизайнеров). Пассажиру в вагоне НЕ нужна схема, на которой, блядь, ветки метро дополнительно обременены нумерацией! Это вас обманул кто-то (если быть точным, то ваш непрофессионализм). Стремление к унификации, пожалуй, неплохо (мол, нумерация есть на схемах у вокзалов, куда приходят поезда дальнего следования), но захер её лепить где надо, а главное — и где не надо?! Памятники на мелкой карте — да! — обозначены цифрами, а в отдельном месте (на отдельной страничке) пишется их полная расшифровка. Но никто у памятника Пушкина на барельефе не пишет, что это «памятник номер три» на карте Москвы. И вас называют по имени-отчеству, а не по номеру и серии в паспорте! Соблюдайте меру!.. Заебали, идиоты (...

Ассоциации на «синий» «БиЛайн»


          Сотовый оператор «МегаФон» просто отвратителен при междугородней связи: шумы в трубке, SMS-ки приходят с большим запозданием и т. д. При местной (московской) связи плохая зона покрытия и слабое проникновение через стены и перекрытия. Но, но и но. Более трёх лет за 700 рублей в месяц можно было иметь безлимитные входящие. Бесплатные входящие для всех операторов ввели только недавно, все операторы просто разорались, какие они щедрые, а «МегаФон» втихаря «одаривал» всех годами. Плюс неизменно вежливое обслуживание, элементарное внимание к абонентам (которым и не пахнет в «МТС»), если не сказать, забота. И третье цена. Уйдя из «МТС» в «Мегафон», я вообще забыл, что такое переживать, сколько у тебя снимается со счёта пока ты разговариваешь. Скоро «Мегафон» вообще сравняет тарифы они будут едиными по всей России. Так что можно будет звонить хоть в соседний дом, хоть во Владивосток по одной (доступной) цене. Ждём-с.

          Но это присказка. Сегодня, в очередной раз огорчившись из-за плохой междугородней связи, поневоле вспомнилась КВНовская шутка, пародирующая рекламу «МегаФона»: толпа, каждый кричит в мобильный телефон что-то типа: «А? Не слышно!», «Повтори!», «Что ты сказал?!», «Тут помехи перезвони!», «Что? Скажи ещё раз!», и весь этот бедлам перекрывает реплика-слоган: «„МегаФон“ нас уже миллион!».

          Тут и пришла в голову мысль создать подобные имиджевые картинки для «МТС» и «БиЛайна». Для агрессивного «МТС» на ум ничего не пришло, а для «БиЛайна» времён «синего лейбла» представилось следующее: в кадре густая зелёная травка английской лужайки, на её фоне холёная женская рука с потрясающе ухоженными, длинными перламутро-розовыми ногтями, ладонь смотрит вниз; пальцы сгибаются и достаточно медленно возвращаются назад, как бы делая выметающий жест со значением: «прочь!»; а голос за кадром (почему-то мужской) произносит в это время с нотками брезгливого, но бесконечно вежливого человека, который почти обижен, поджал губы и вот-вот выйдет из себя: «Не какайте здесь, пожалуйста, у нас здесь бизнес».



          Кстати, в устной речи чаще произносится «междугородний», но «международный».

Метро победившего индивидуализма, или Почему в метро нужно ходить строем


          Москва. Метро. Час пик.
          «Человеческие пробки» перед эскалаторами возникают утром в основном при спуске в метро (народ идёт на работу), а вечером при выходе из него (люди возвращаются домой). «Срединный вариант» заторы возникают и утром, и вечером в местах перехода с одной линии на другую.
          Эскалаторов, как правило,  д в а:  один на спуск, другой на подъём. На крупных станциях и узлах пересадок эскалаторов  т р и — в зависимости от направления основного пассажиропотока два из них работают на спуск или подъём, а третий, соответственно, в обратном направлении. (Например, с утра, до демонстраций на Первое мая центральные станции будут работать двумя эскалаторами на подъём пассажиров, а после демонстрации на спуск.)
          Современные реалии: третий эскалатор, как правило, не работает и находится в починке. Как только его пустят, останавливают и начинают ремонтировать другой. И так по замкнуто-порочному кругу.
          На платформе, внизу эскалатора стоит будка дежурного, который наблюдает за пропускной способностью: за наполняемостью эскалаторов и за поведением людей на них. В случае необходимости, например, при падении человека или при зацеплении колеса сумки-тележки за гребёнку, дежурный останавливает эскалатор. Также именно дежурный при изменении основного пассажиропотока переключает направление третьего эскалатора на обратный или же вообще на время отключает его.
          
          Вечером на загруженных направлениях типичной становится картина, когда дежурный через громкоговорители увещает сгрудившихся пассажиров, желающих подняться к выходу, не создавать пробок и на эскалаторе «стоять справа, проходить слева». Действительно, ширина движущейся лестницы рассчитана только на двух человек. В правилах метрополитена так и записано, что правая (по ходу движения эскалатора) сторона предназначена для пассажиров, стоящих неподвижно, а левая используется для свободного прохода в свободной стране. Очевидно, что призывы дежурной к пассажирам направлены на то, чтобы увеличить пропускную способность эскалаторов, устранить препятствия пассажиропотоку.
          (Есть такая «московская болезнь»: как это ни странно, но именно «коренные москвичи», а не приезжие чаще всего стоят «столбиками» слева. Если такого гражданина со «столбняком» своевременно не спугнуть вправо, он надёжно заку́поривает всю левую часть, предназначенную для прохода, причём она остаётся «закрытой» для пассажиров, желающих идти, и после того, как «коренной москвич» сойдёт с движущеёся ленты потому что мешают уже другие пассажиры. Такого же рода ситуация знакома водителям, «пользующимся „услугами“» Садового кольца: при аварии на одной из полос всё кольцо может остановиться в течение всего 20 минут.)

          Не сразу становится очевидным, но все потуги дежурных увеличить пропускную способность эскалаторов за счёт организации правильного поведения пассажиров на них, в современных условиях тщетны и бесперспективны. И вот почему.

          Collapse )