Старший Брат Краткости (stabrk) wrote,
Старший Брат Краткости
stabrk

Categories:

Подлость (В двух экземплярах)



          Э К З Е М П Л Я Р  п е р в ы й

          В 1986 году по повести кинодраматурга, актёра и сценариста Алексея Яковлевича Каплера (1904—1979) «Двое из двадцати миллионов» был снят фильм «Сошедшие с небес» с Верой Глаголевой и Александром Абдуловым в главных ролях. Сценарий к фильму написал Владимир Владимирович Кунин (настоящая фамилия Файнберг), известный соавторством сценария к фильму «Хроника пикирующего бомбардировщика» (1967) и авторством повести «Интердевочка» (1988), которая была экранизирована в 1989 году [Елена Яковлева, сыгравшая в ней главную роль (сейчас она больше известна по роли Каменской в сериалах по детективам Александры Марининой), что называется, проснулась знаменитой].
          В 2004 году В. В. Кунин «пишет» и включает в сборники своих произведений «повесть» с названием «Сошедшие с небес», причём без вообще какого-либо упоминания покойного Алексея Каплера, чья повесть и легла в основу сценария фильма «Сошедшие с небес».
          Что это? Естественно, подлость.

          [Через полгода после написания этой заметки безродный гражданин В. В. Кунин ещё раз «отличился»: выдал на-гора «киноповесть» «Сволочи», по которой в 2005 году был снят одноимённый «фильм» «Сволочи». Подробней об этом здесь:
          • http://stabrk.livejournal.com/37812.html.]


          Э К З Е М П Л Я Р  в т о р о й
          
          Наверное, в нашей стране нет такого человека, которому бы не было известно имя заслуженного, отмечено многочисленными государственными наградами, званиями, должностями и регалиями детского писателя Анатолия Георгиевича Алексина (1924 г. р.) (настоящая фамилия Гоберман) или который бы не читал его произведений. К сожалению, сейчас это всё в прошлом. С уничтожением советской общности из людей попёрла вся их срамота. Гнилой человек всегда является гнилым: убрались сдерживающие факторы и дряность полезла даже изо рта. В 1993 году А. Г. Алексин то ли уехал, то ли эмигрировал в сионистское гнездо «государство» Израиль, и оттуда поливает благим матом свою родину. Причины такого поведения крайне просты: флюгерность, душа с червоточиной, элементарная непорядочность. Он как тот предатель В. Б. Резун {писательский псевдоним — «Виктор Суворов»}, служивший в военной разведке, который сбежал в Великобританию и, чтобы не издохнуть от голода, строчит свои «разоблачения» «советского „строя“» и аж самого товарища Сталина, хотя сам родился и жил много позже сей исторической личности. Вот как об А. Г. Алексине сказал детский (в прошлом) писатель (тоже в прошлом) Э. Н. Успенский в интервью Александру Щуплову в «Независимой газете» от 12.02.2000 г., http://saturday.ng.ru/printed/deeds/2000-02-12/1_uspensky.html: «Сейчас Алексин уехал в Израиль и плачется там, что большевики ему не давали житья, мешали печататься... Между прочим, он имел чёрную „Волгу“, издавал по 16 книг в год, делал всё, что хотел, глушил и уничтожал других...»
          
          Ниже почти полностью приводится выступление 23 июля 2003 года — в прошлом — писателя Анатолия Алексина в Иерусалимском культурном центре на презентации своей новой книги, название которой, увы, пока в потёмках. Исходный текст можно найти по следующим двум адресам:
          • http://www.judea.ru/article.php3?id=2085&view=print
          и на форуме
          • http://www.berkovich-zametki.com/Forum/viewtopic.php?t=622&sid=43a7e34e69441f8952db4895a1c8fcee.
          {Наши комментарии помещены в фигурные скобки и оформлены курсивом с одновременным выделением цветом в шестнадцатеричной HEX-маркировке 999900.}
          Итак:

          «
          ... Дорогие друзья! Меня часто спрашивают в Израиле: «Анатолий Георгиевич, Вы верующий человек?» Я говорю: «Да! Я человек верующий».
          Верить в Единого Всемогущего Бога я начал 1 ноября 1941 года. Это была война. Мало кто знает {ну, когда такие ублюдки пиздят об этом «факте» день и ночь, год за годом, десятилетие за десятилетием, тогда «об этом» «знают» «все»}, что великий товарищ Сталин {да, великий, а что, что-то не так?}, кроме того, что он уничтожил всё командование Красной Армии перед самой войной {это называется пиздёж-риторикой}, он ещё умудрился расположить алюминиевые заводы так, что они все были вдоль по границе и, таким образом, были разрушены в первые полтора месяца войны, и страна осталась вообще без алюминия, то есть без самолетов {какое предвидение Сталин, действительно, был гением, чтобы так хитрО и незаметно гадить собственной стране}. Кроме того, алюминий входит во все сплавы для оборонной промышленности без исключения. {Кстати, и вода входит. А сколько рек и озёр осталось на захваченной врагом территории! Мы специально «отдали», говорит ублюдок А. Г. Алексин? Но тогда зачем обратно отвоёвывали, а? Победили «зачем»? А? Он об этом не задумывался, нет?}
          И тогда Государственный Совет Обороны издал постановление, чтобы в немыслимо короткие сроки, совершенно нереальные, был воздвигнут гигант алюминиевой промышленности, как любил товарищ Сталин писать «любой ценой», то есть не считаясь с человеческими жизнями. {Тот же вопрос ублюдку А. Г. Алексину: если специально «сдали» алюминиевые заводы, зачем было «любой ценой» строить другие заводы?}
          И коллектив 60 тысяч рабочих, в том числе и моя мама, отправился выполнять это невыполнимое задание, которое было выполнено! {ублюдок А. Г. Алексин, сам-то понял, что сказалЪ?}
          Приехали. А я был еще школьник и был с мамой. Огромное пространство пустое. Бараки, лужи, холодный дождь больше ничего нет. {Наверное, все остальные жили во дворцах, построенных по индивидуальным проектам. А другие, между прочим, воевали. Это я так, к слову.}
          Ко мне подходит архитектор Ямпольский Яшенька, который потом был лауреатом всевозможных премий международных, и говорит:
          — Толя! Ты должен быть мужчиной. Мама в пути тяжело заболела.
          А мы ехали в разных вагонах: мужчины и женщины. И я не знал об этом.
          — Спасти её здесь не может никто. Ты видишь здесь нет ни врачей, ни поликлиник, ни больниц, ничего пока нет. И поэтому мама погибает. Ты должен быть мужчиной. Война.
          И я помню, что я не опустился, а упал ногами в мокрую сырую землю, воздел руки к небу и сказал:
          — Господи! Спаси мою мамочку!
          И ровно через пятнадцать минут обнаружилось, что один инженер прибыл с женой Сара Абрамовна (...). Она привезла с собой какие-то лекарства, и так как она хирург инструменты, и сделала маме операцию в абсолютно антисанитарных условиях барака. {Может, кто, дожив до седых морщин, не знает, но бараки не предусмотрены, чтобы делать в них операции, для этого существуют стерильные операционные.} И мама прожила еще тридцать восемь лет!
          А уж потом академик Ландау мне сказал:
          — Толя! Физик, который не верит в существование высшей силы, влияющей на все события происходящие на земле, это не физик.
          А когда я прочитал в одной книге, тоже академика {раз фамилия не названа, значит, надо понимать, «тоже академик» не был евреемЪ?}, что Ландау был атеистом, то очень удивился. Это неправда. {Конечно, Ландау был мракобесом. Именно поэтому сделал все свои открытия. Надо будет запомнить.}
          <…>
          С 11 сентября {2001 года} Америка объявила войну не странам... Не Ираку она объявила войну. Цивилизация объявила сражение, войну мракобесию. И в этом смысле президент Буш, конечно, один из самых лучших для Израиля президентов Америки.
          <…> Мы слышали дебаты, которые были перед выборами. Буш всегда на вопрос «Что Вы думаете о Ближнем Востоке?» неизменно отвечал: «Я за Израиль».
          А другой кандидат говорил: «А я за права человека». За какого человека? Может быть, за Арафата? Мы этого не знаем. Наверное, прежде всего за людей типа Арафата, по крайней мере. Он имел ввиду палестинцев и так далее. {Ну, да, палестинцы не люди.}
          Но и Бушу надо объяснять! Потому что американцам издалека не всё видно. А вот объяняют ему всё очень плохо. {Вера в доброго царя: «Буша подставили!», «Он не зналЪ!», «Ёбаный в ротЪ!» etc.} То есть мы объясняем очень плохо. {Самомнение говорящего даже больше, чем его злопыхательство.}
          Когда говорят, что Израиль проиграл информационную войну я с этим не соглашаюсь. {Да пожалуйста!} Потому что Израиль вообще, по-моему, в нее не вступал! Нельзя проиграть войну, в которую ты не вступаешь. Такое не случается, понимаете? {Ну, почему: фашистская Германия почти все европейские страны взяла без войны, хули тут воду в ступе толочь? Эти «страны» что, не были «проигравшими»? А французских баб кто в рот под дулом автомата ебал, русские солдаты, что ли?}
          Это странная позиция, которую я, честно говоря, понять не могу. {Да и вашу, мистер урод, «понять» сложновато.} И, встречаясь с лидерами государства, которых я очень уважаю (я встречался с премьер-министром и с президентом), я всегда им об этом говорю. И мне говорят: «Да-да, конечно... Ах, да-да, это надо исправить...» Но ничего не меняется. Абсолютно ничего. Почему? Я не знаю. {А я знаю.}
          Вот сейчас <…> опять были в Америке. И я двенадцатый раз выступал там. Пять раз перед читателями и пять раз по радио. {Чехов со своим «Подъезжая к сией станцыи и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа» из рассказа «Жалобная книга» отдыхает.} Я всегда говорил, что первое, что нужно отменить это понятие «оккупированные территории». (Аплодисменты в зале.) {Вот странно, почему писателям так хочется быть политиками? Кушать больше нечего, как ублюдочному предателю В. Б. Резуну, да?}
          Пока это не отменено, Израилю как бы надо их «освобождать». Но все забыли вообще о таком человеке как Абдель Насер. А он, между прочим, в 1967 году объединил весь Ближний Восток, имеются ввиду арабские страны с тоталитарными режимами, на войну против Израиля. {К «вопросу» о «тоталитарных» «режимах»: как говорится, пизди Емеля твоя неделя. А то, что в Израиле до 90-х годов был самый высокий в мире уровень инфляции (даже выше, чем в любом месте Африки и в любых третьих странах), как-то забывается, да?} Но Израиль эту войну выиграл! {Как говорится, это не ваше достоинство, а наши недоработки.} И эти земли, занятые в результате отпора агрессору, не могут называться «оккупированными». {В таком случае, отдавайте нам всю Европу до пол-фатерланда да часть Японы-мать.}
          Что-то Израиль отдал Садату например. И я считаю, что это было правильно. Садат был президент самой большой страны арабской. Он признал Израиль, установил дипломатические отношения. Приехал к Стене Плача и за это поплатился жизнью!
          Но вообще отдавать территории, отдавать их террористам это очень странно. Я это понять не могу.
          Все территории, занятые в результате отпора агрессору, называть «оккупированными» нельзя! Пока называют «оккупированными» значит надо отдавать. {Как бы вам, уважаемый, доходчивее объяснить? Понимаете, справедливый вы наш, если оккупированные земли назвать неоккупированными, они не перестанут быть оккупированными. Точно также, если неоккупированные земли назвать оккупированными они не станут таковыми.} И вообще забыли про Абделя Насера, а это был главный объединитель всего тоталитарного режима. Забыли, что он существовал. {См. выше реплику про Емелю.}
          <…> Дальше. Когда 11 сентября Бушу сообщили об этом чудовищном теракте, он беседовал с детьми во флоридской школе о значении литературы, о значении книги, о значении чтения. Его жена, она знает русский язык, одна из самых уважаемых библиотекарей в Америке. {Между прочим, у нас кухарки были такими, что могли управлять государством, а в США такие библиотекари, что прости-господи, что скажешь: склочные, подлые, тупые в конце-концов.}
          Его беседа о литературе была оборвана атакой террора. Террор вообще хочет оборвать наши связи с искусством, с литературой, с цивилизацией вообще. {Ага, американцев терроризм отвлекает главным образом от чтения.} И сейчас идёт война между цивилизацией и мракобесием. Я думаю, что цивилизация безусловно победит. (Аплодисменты.)
          Я говорил об этом в Америке. Там были митинги в поддержку Израиля. Когда мы <…> выступали в еврейских общинах и в культурных центрах {что, судя по свидетельству А. Г. Алексина, не одно и то же}, люди приносили израильские знамена, флаги. {А какие флаги они должны были приносить, как не израильские? А вот знамён в Израиле нет, разве что в государственном аппарате и у армии.} <…>
          Но нужно объяснить им ситуацию, нужно объяснить, что между Бен-Ладеном, Саддамом Хусейном, Гитлером и Арафатом разницы нет никакой! {Ну, и мои пара монет: между фашизмом и сионизмом только одна разница национальная. В целом же идеология сионизма ещё более чудовищная и человеконенавистническая, чем фашистская.} Пока это не будет объяснено, пока Арафат будет там, ничего хорошего не будет.
          Надо показать им хотя бы один учебник, который я там показывал учебник арифметики, по которому учатся палестинские дети.
          Задачка такая: «На поле пять евреев. Два из них мертвы. Сколько евреев ты должен убить?» Вот по этим учебникам учатся дети в палестинской автономии, что ужасно. {Пиздежом попахивает — очень уж спростая (с точки зрения математики) «задачка».}
          Я думаю, что с палестинским народом можно найти общий язык. {Любезный писатель, это типичное «„разжигание“ „национальной“ „розни“» и всё такое прочее.} Безусловно. Но с Арафатом никогда. Никогда! {Идите вы на хуй в таком вот случае.}
          Я говорю о том, что самая людоедская книга Геббельса называлась так: «Виноваты евреи». {Это так сами евреи решили, да? А где «„независимая“ „экспертиза“»? Что — в жопе поковыряться забыли?} Но это Геббельс написал, а когда такую точку зрения излагают некоторые европейские лидеры... Американцы думают совершенно иначе.
          Вторая «истина», которую излагали Гитлер и Геббельс такая: «Чтобы в ложь поверили она должна быть чудовищной». {И ч[о]?}
          <…>
          Все забыли, что Сталин в 1937 году пригласил в Москву великого писателя Лиона Фейхтвангера. И так этой ложью своей его отвлек, что великий писатель-еврей Лион Фейхтвангер написал постыдную книгу «Москва 1937», где он фактически реабилитировал Сталина. Потом он стыдился этого. {Да? А ссылочкой на его слова не поделитесь? Нет? Я, почему-то, именно так и думалЪ. Разговаривая с сионистами, я умею предугадывать то, что они скажут.} Но это было. Вот что такое чудовищная ложь. {Г-н Алексин «забыл» упомянуть, что кроме коммуниста Л. Фейхтвангера почти одновременно с ним был приглашён и французский гомосексуалист с жидовской фамилией, но наверное, к отчаянию А. Г. Алексина — не еврей Андре Жид, написавший пасквиль «Возвращение из СССР».}
          Арафат действует этим же оружием. И пока все это есть, и пока приезжают сюда и целуют ему руки... Вот это все очень грустно, понимаете? {Честно говоря, не очень.}
          Я думаю, что надо найти мир с палестинцами обязательно, но Арафат будет этому мешать столько, сколько он может. {Это лично вам Арафат сказал? Дорогой мой, ответим вам, как писателю, словами другого писателя: «Причина в крахе жизненной концепции Иконникова. <…> Это было столкновение двух мировоззрений. Поляков несёт свои обязанности, чтобы служить музыке и людям, а Иконников добивался прав, чтобы музыка и люди служили ему. А поскольку с жизнью не поспоришь, то Иконников свел эту проблему к спору с конкретной личностью» (Вайнеры, «Визит к Минотавру»).}
          <…> А что касается того, что сейчас угрожают Израилю, то тут я вспоминаю, что мне говорил о еврейском героизме маршал Жуков. И что не мешало бы помнить всем врагам Израиля.
          Вы понимаете, с маршалом Жуковым меня познакомил муж Юлии Борисовой, помните эту актрису? Она замечательная актриса, русская красавица, а он, её муж, был невысокий эмоциональный еврей в очках. Она его обожала. {Конечно, «еврейчиков» любят больше, чем мужей.}
          <…>
          Сейчас {в 1995 году, к 50-летию Победы} в Москве поставили памятник Жукову. Это правильно, хотя о нем по-разному говорят {говорить «по-разному» о человеке это либо подлость, либо шизофрения}, но роль у него в победе над Гитлером {не над Гитлером, а над гитлеровской Германией учите мат.часть, не сводите всё к хую и к спору между отдельными личностями} огромная. В жизни он был совсем не таким, как памятник не огромный, не бронзовый. {Придётся, видимо, отдать должное наблюдательности писателю А. Г. Алексину.} Он был невысокого роста сравнительно, и все время сыпал анекдотами.
          Он мне говорит: «О Евгении Онегине есть такой анекдот:
          Сидит еврей в Большом театре. Идет опера „Евгений Онегин“.
          Еврей спрашивает:
          — Скажите, Онегин еврей?
          — Ну какой он еврей! Он дворянин!
          — А Татьяна Ларина, она еврейка?
          — Ну какая она еврейка! Она помещица!
          — Скажите, пожалуйста, а Ленский, Ленский еврей?
          — Отстаньте! Да, Ленский еврей.
          — Я так и знал, что его убьют!
» {Наверное я, как обыкновенный человек, никогда не пойму, что заставляет людей так лгать, тем более на Г. К. Жукова.}
          «Это, говорит маршал Жуков, конечно, шутка, но в этой шутке есть доля правды. Потому что еврейский народ принято считать народом гонимым, народом-жертвой {простите, кто, кроме самих евреев, так считает?}. Но для меня на той войне евреи были народом-героем, прежде всего». {Чтобы понять, мог ли такое сказать Г. К. Жуков, нужно лишь вспомнить азы ленинской национальной политики.}
          «И Вы знаете, говорит он, хотите я Вам расскажу антисемитский анекдот? Антисемитский, который я очень не люблю.
          Вот стоит памятник Суворову. Подходит еврей и подходит генерал.
          Еврей спрашивает с еврейским акцентом, картавя: „Скажите, это Сувогов или Кутузов?“
          Генерал его передразнивает и говорит картавя: „Сувогов“.
          На что еврей ему отвечает: „Что Вы мне подражаете? Вы ему подражайте!“
» {Неугомонному ублюдку А. Г. Алексину шырнём истчо разок цитатой: «Остап рассказал аудитории несколько ветхозаветных анекдотов, почерпнутых ещё в детстве из „Синего журнала“, и этим закончил интермедию» (И. Ильф, Е. Петров «Двенадцать стульев»).}
          <…>
          {Дальше идёт такая чушь, что мама не горюй.} [Г. К. Жуков говорит:] «Нет! Вы знаете, у меня был друг близкий. Сейчас он генерал-полковник Соломон (Бескин?). Мы с ним прошли почти всю войну. Вот Соломон все время рассказывает анекдоты, которые кажутся мне антисемитскими. Хотите я расскажу Вам антисемитский анекдот? Но его рассказал мне Соломон:
          «На памятнике написано: „Неизвестному солдату Рабиновичу“. Все очень удивляются, как это неизвестному солдату... Рабиновичу?
          — А, понимаете, не известно: был он солдатом или нет
».
          Вот тут маршал Жуков побагровел {!} и сказал: «Рабинович солдатом был! Был Рабинович солдатом! И он был солдатом-героем!» {Если бы мог, я бы охуел. Хотя всё это лишь напоминает приснопамятную беседу пикейных жилетов о том, чтобы сделать Черноморск вольным городом (И. Ильф, Е. Петров «Двенадцать стульев»).}
          И это надо помнить всем врагам Израиля!
          Дорогие друзья! Этот {2003-й} год был годом мрачной годовщины. Это был год пятидесятилетия со дня смерти Иосифа Виссарионовича Сталина.
          Так вот, сейчас идут споры, а вообще депортацию евреев он предполагал или нет. {Смею заметить, что история не имеет сослагательного наклонения. Если это, конечно, не история евреев. Вот прекрасная циатат из романа Ю. С. Семёнова «ТАСС уполномочен заявить»:
          «

          [Пол:]
          — Вы всё погубили своими руками, вы, ваш Сталин, он же постоянно угрожал Европе агрессией. Что нам оставалось делать? <…> А вы всё погубили, Иван. <…>
          Славин <…> заметил:
          — Мы, говорите, погубили? А когда Черчилль произнес свою речь в Фултоне? Когда он призвал Запад к единению против России? Ведь тогда еще воронки травой зарасти не успели. <…> В сорок шестом году, когда Черчилль выступил в Фултоне, моей стране не было тридцати лет, и вы, американцы, только тринадцать лет как признали нас. <…> Вы ж заулюлюкали: «Ату красных!»
          — Вы стали нарушать Потсдам.
          — В чём? неожиданно жёстко спросил Славин. Факты, пожалуйста.
          — При чем здесь факты, Иван! Была очевидна тенденция! Вы тогда могли рвануть и в Париж и в Рим вас там ждали Торез и Тольятти.
          — М о г л и? [Здесь и далее выделено Ю. С. Семёновым] Или р в а н у л и? Это вы, Пол, начали  л е з т ь  в Польшу, Венгрию, к чехам; это вы начали пугать людей нашим вторжением мы-то молчали. Мы долго молчали, Пол, и, затянувши пояса потуже голод был у нас, страну поднимали из руин. Бесчестно было обвинять нас в агрессивности, когда мы думали об одном лишь: людей из землянок вытащить. А вы нас стали разорять гонкой вооружений. Это же стратегия не дать нам возможности вложить средства в мирные отрасли, брать на измор. И мы были вынуждены предпринять встречные меры. Да, порою жесткие. Так кто же нарушал Потсдам, решение Большой тройки, подписанное и Трумэном и Эттли? Кто звал к его ревизии? Мы или вы?

          »}
Он {И. В. Сталин} был самым страшным антисемитом какого только знало человечество, вместе с Гитлером. {В общем, Емеля канонизированЪ.}
          Вы знаете, он замыслил это в книге написано «Сталин против евреев» {эта «книга» что «Ну Очень Новый Завет»-2?}, 5 марта начать дело врачей «убийц в белых халатах». Их должны были не расстрелять, а повесить на Красной площади. {Бля, как интересно аж даже «повесить». А почему не «изжарить и скормить голодному пролетариату»? Фантазия оскудоумилась?}
          <…>
          Но мысль о депортации, в чём сейчас сомневаются многие, и даже евреи почему-то {ну, не идиоты ли?}, — Сталин вовсе от неё не отказался, вовсе не отказался. {Емелю канонизировали и католики.}
          {<…> Дальше идёт такая чушь, что даже копировать в лом.}
          Но 5 марта пятьдесят третьего года Сталин наконец освободил от себя измученное им человечество. И так будет с каждым, кто будет поднимать кровавую лапу на еврейский народ!
          Еврейский народ очень богат чувством юмора, очень богат. {Неожиданный, надо сказать, переход (от «кровавой лапы» до «юмора»), но вполне в контексте и в логике оратора.}
          <…>
          И вот недавно в Израиле мы отметили юбилей, семидесятилетие <…> самого бесстрашного редактора„Юности“ Андрея Дементьева, который написал в своих стихах:

          Увожу с визиткой чьё-то имя,
          Книги, сувениры, адреса:
          «В будущем году в Иерусалиме!» —
          С тем и отбываю в небеса.


          И он выполнил свое слово и юбилей свой отметил в Израиле, за что я этого выдающегося поэта дополнительно очень уважаю. {Больше, наверное, не за что?}
          »



          Т И П А  М О Р А Л И

          Один мой очень миролюбивый, но весьма одарённый физической силой школьный товарисч никогда не мог стерпеть подлости, предательства и даже «простой» несправедливости. Глаза его в этих случаях наливались кровью, и он бесхитростно бросался закрывать кулаками наготу правды и всей Земли-матушки.
          Однажды, когда вся наша шайка-лейка друзей-товарищей училась в 6-ом классе, он кинулся на самого щупленького из нас с кулаками: «Он мне на уроке списать не дал [английский] [хотя мог] ДА ЗА ТАКОЕ МОРДУ БЬЮТ!» (Я мгновенно — навалясь всем: от пышного авторитета до своих 36 килограммов — прекратил безобразие за явным преимуществом нападающего.)
          При всей комичности данной ситуации, горячее сердце маво друга не помешало бы каждому из нас. Такие вот чувствительные к несправедливости великаны у нас, поди, уже почти перевелись, а прирастает наш народ всё больше маленькими злобными карликами. Не будьте такими, дети мои, не над[а].


          P. S.

          Самое интересное, что, когда мне пришла в голову мысль свести эти два случая подлости (Кунин и Алексин) в единое целое (в эту заметку) как имеющие нечто общее, я тогда не знал, что «настоящая фамилия» В. В. Кунина — Файнбер, а А. Г. Алексина — Гоберман. Увы, по-видимому, это действительно их не только настоящие, но и «говорящие» фамилии. А вы говорите — антисемитизм.

Уже дописав эти строки, я узнал, что в начале 90-х В. В. Кунин «не эмигрировал, но уехал жить» в Германию. [Мотивировка болезнь супруги. Подробнее в интервью В. В. Кунина к его 75-летию, которое было опубликовано в №25 (7332) от 20—26 июня 2002 г. в «ежедневной газете для интеллигенции» (так они себя сами называют) «Культура»: (ссылка)]. Ещё «пикантность»: в 1955 году В. В. Кунина с позором выгнали из Института физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, куда он, как демобилизованный, поступил без экзаменов. Причина фальшивый аттестат об окончании десятилетки. А вот ещё реплика из одного его интервью в израильской прессе: «Партийные идеологи умоляли выбросить из финальной сцены {фильма «Хроника пикирующего бомбардировщика»} кусок, когда штурман Веня Гуревич кричит командиру экипажа: «Давай!!!» и тот направляет самолет на стоянку немецких истребителей. Дальше, как известно гибель... Вот это очень волновало всех как это еврей посылает на смерть русских?». Очевидно, эту небылицу и «анекдоты „от Г. К. Жукова“» в изложении А. Г. Алексина роднит одно и то же беспринципная наглость, ложь и отсутствие такой инстанции в психической организации, как совесть.

Так что это уже не параллели, это уже закономерность («„говорящие“ фамилии» — «„не эмигрировали“, но „живут“ за границей» — ложь — подлость).



          http://www.livejournal.com/users/stabrk/21347.html URL этой заметки.
          [Служебная информация (Счетчик посещений Counter.CO.KZ: 28.10.2007 г. — 100): редактировать заметку (ссылка).]
Subscribe
promo stabrk december 12, 2015 05:22 Leave a comment
Buy for 10 tokens
03.12.2015 г. я разместил заметку « Ешь апельсины, рябчиков — руками, а плов и кускус — не руками». Её интернет-Макаренко главгеру stalic'у, видать, не понравилась оценка его восторгов по поводу того, что мусульманская девочка ест кускус руками, как свинья. Чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments